Немцы — молодцы!

Внимательно слежу за темой восстания карликов. Пока Эстония (и уже Польша) брызжет желчью в сторону русских и спешно переписывает историю, немцы вызывают восторг. Причём реально, без сарказма! По каналу «Вести» сегодня шёл новостной сюжет. Вот текст.

В Эстонии убрали мемориал; похожая идея бродит в умах некоторых польских политиков. А почему же в Германии до сих пор ищут останки советских солдат, с почестями хоронят их и шлют спустя 62 года после войны в Россию похоронки? Наверное, потому, что те, кто это делает, осознали: есть ошибки, которые исправлению не поддаются, их можно только больше не совершать.
«Погиб в самом конце апреля 45-го. Или чуть раньше», — замечает Гюнтер Ковальке. Он редко ошибается. Стальная ложка, советская каска и остатки ремня не оставляют сомнений: это русский солдат лежит в лесу за Одером. Еще одно известие отправится в Москву: где нашли, где похоронен. Еще одна запись в военном архиве. Еще один неизвестный солдат.
8 саркофагов бережно опускают в землю. Крошечное местечко Лебуз возле польской границы. Фронт прокатился через него в апреле 45-го. С тех пор здесь советское военное кладбище. «Мы в долгу перед этими погибшими солдатами. И мы помним об этом. Это наша обязанность — достойно предать их земле и ухаживать за их могилами», — говорит глава городской администрации Хайко Фридеман. Буква «U» значит «unbekannt», то есть «неизвестный». Их имена — в списках пропавших без вести. Но еще восемь из тех списков теперь похоронены с почестями — под Берлином, 62 года спустя.
«Мы очистили всю внешнюю отделку, обновили все швы — вода раньше просачивалась. Теперь он выглядит практически так же, как когда-то в самом начале», — рассказывает сотрудник управления городского развития и паркового хозяйства Берлина Анке Вюннеке. Что, как и когда реставрировали, обновляли и восстанавливали в берлинском Трептов парке можно рассказывать долго. Очень долго. Анке Вюннеке убеждена, что Германия обязалась перед Россией ухаживать за советскими мемориалами. Но дело не только во внешних обязательствах: «Эти воинские кладбища — свидетельство освобождения нашей страны от национал-социализма. Это часть коллективной памяти берлинцев. Они не дают забывать историю. Советские военные памятники — это то, без чего наш город нельзя себе представить».
Реставраторы ушли отсюда только в прошлом году. Почти 7 лет продолжались работы. Все это время мемориал не закрывали ни на один день. Реставрировали по частям, чтобы люди могли приходить сюда.
Вокруг эти сталинских цитат были большие споры — всего их 16, на каждом монументе по числу советских республик на тот момент. Союз жертв тоталитаризма — сталинского в том числе — требовал их убрать. Но при всем уважении к их чувствам городские власти на это не пошли. Решили, что, во-первых, это наглядный урок истории. А, во-вторых, кто вообще дал право здесь что-то менять?
12-метровый Воин-освободитель со спасенной девочкой на руках недавно грозил рухнуть. 50 с лишним лет дали себя знать. Проржавели скреплявшие его изнутри болты, просело бетонное основание. Бронзового солдата демонтировали и перевезли на барже в специальные мастерские — на севере Германии. Полгода над ним работали реставраторы. Успели поставить на место как раз ко Дню Победы — с гарантией на следующие 50 лет. «Все восстановлено очень качественно — по самым строгим требованиям и самым современным стандартам. Сегодня мемориал в прекрасном состоянии», — заверяет Вюннеке.
Почти 6 миллионов евро ушли на то, чтобы привести Трептовский мемориал в порядок. Немецкий налогоплательщик, берлинец Гюнтер Ранш говорит, что вопрос «сколько стоит?» здесь вообще не уместен: «Мой отец погиб в Сталинграде. Он воевал там. Сколько бы это ни стоило, надо поддерживать эти памятники. Война все равно обходится дороже».
Гюнтер Ранш оказался сегодня в Трептове незапланированно — он собирался на речную прогулку с семьей. Но причал закрыли, всех эвакуировали — рядом обнаружилась бомба времен войны. Обычная берлинская история.
От Трептова до солдатского кладбища в Лебузе — сто с небольшим километров. Здесь нет гранита и бронзы. Сюда не ходят туристы и сюда вряд ли заглядывают большие столичные чиновники. Никто не проверяет, как покрашен обелиск со стальной звездой и как подметены дорожки. Но краска свежая, а дорожки чистые. «Мы с этим выросли, это в сердце каждого, кто здесь живет. Это кладбище — часть нашей деревни. Для нас так же естественно ухаживать за ним, как убирать в своем доме», — признается сотрудник администрации городка Маргрет Ян.
Еще 8 наших солдат теперь лежат рядом со своими товарищами. Теперь их здесь 4 706. Только половина известна по именам. Но помнят их в Лебузе всех до одного.

Оригинал тут: http://www.vesti.ru/doc.html?id=120119&cid=9

Интересная статья? Расскажи друзьям!

Связанные записи:

Оставьте комментарий